Шедевры мировой поэзии - Из классической поэзии на фарси Х - ХII вв(чит. А.Парра,А.Джигарханян,С.Шакуров,Д.Писаренко,А.Харитонов реж. Е.Резникова зап.1988г.)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)

ИЗ СЕРИИ
«ШЕДЕВРЫ МИРОВОЙ ПОЭЗИИ»

РУДАКИ ( ок. 860-941)
Стихи о старости
Лишь ветерок из Бухары
Переводы С.Липкина
Налей вина
Перевод В.Левика.
Чит. А.Парра
НАСИРИ ХОСРОВ (1004-1080)
Язык
Перевод И. Сельвинского

Шатер небес
Перевод В.Державина

Вот взмыл орел…
В тени чинары…
Перевод А.Адалис
Читает А.Джигарханян

ОМАР ХАЙЯМ (ок. 1048-1123)
Рубаи
Перевод Г.Плисецкого
Чит. А.Парра

МАСУД САД САЛМАН (1046-1121)
Тюремная касыда, фрагмент
Перевод Н.Заболоцкого
Чит. А.Парра

АНВАРИ (умер 1191)
Ответ шаху на его приглашение
явиться ко двору
Влюбленный спросил меня…
Переводы А.Кочетоа
Чит. А.Джигарханян

ХАКАНИ (1121 1199)
Взгляни; судьба напастью новой…
Сердце обратилось в бегство…
Переводы М. Синельникова
Читает Д. Писаренко
НИЗАМИ (П41 —1203)
Спустилась ночь. Явись, Луна...
Перевод П. Антокольского
Расступился черный мускус...
Что смятенней: время, локон твой...
Переводы А. Тарковского
Читает А. Харитонов
Звучит иранская классическая музыка

Составитель М. Рейснер Режиссер Е. Резникова
Звукорежиссер Л. Должна Редактор Т. Тарновская

Средневековые сочинения, относящиеся к разным отрас¬лям знаний, а также литературные памятники донесли до нас свидетельства того, сколь значительна была роль поэзии в Культурной жизни общества в ту давнюю эпоху. Поэтическое слово являлось органическим элементом целого ряда областей духовной и практической деятельно¬сти средневекового человека, входя в религиозную про¬поведь, в политику и дипломатию, воспитание и обуче¬ние, общение людей между собой. «...Как стих в каждой науке может быть полезен, так и каждая наука может найти в стихе применение»,— писал в XII веке придворный литератор и знаток родной культуры Низами Арузи Са¬марканди в своей книге «Собрание редкостей, или Четыре беседы».
Естественно, что в зависимости от назначения менялись форма и стиль поэтического произведения, которое обла¬дало к тому же и определенной спецификой исполнения.
Однако, подчеркивая несхожесть поэтов, разнохарактер¬ность их творений, мы увидим лишь одну грань бытования классической поэзии на фарси. Каждый средневековый мастер, владеющий искусством слова или любым другим видом искусства, мыслил свое творчество как звено в цепи традиции, как вклад в ее совершенствование, что позво¬ляло ему состязаться в искусстве с авторами, которые были значительно удалены от него во времени. Так, поэты X — XII веков с одинаковым успехом создавали вариации на темы «бедуинской старины», вдохновляясь образами доисламской поэзии арабов, и развивали мотивы кален¬дарной лирики, уходившие корнями в иранскую древ¬ность и имевшие устойчивую традицию в местном песен¬ном фольклоре.
Период X — XII веков в истории фарсиязычной поэзии был этапом обретения «собственного голоса», постепенного преодоления прямой зависимости от арабского литера¬турного канона, который был усвоен иранскими народами в эпоху иноземного господства (VII — IX вв.). Богатей¬шая древняя словесность иранцев, прошедшая сквозь горнило арабского влияния и оплодотворенная им, дала новые ростки в поэзии IX - X веков Устойчивость собственной культурной традиции, не пресекшейся в эпоху распространения арабского языка способствовала тому, что даже самые ранние образцы поэтического творчества на фарси явили художественную зрелость, позволяющую говорить о лирике Рудаки как об одной из вершин классической поэзии. Неслучайно приемники Рудаки наградили его почетным титулом «Адам Поэтов».
Рудаки возглавляет блистательную плеяду стихотворцев, занимавших доминирующие позиции и лите¬ратуре X — XII веков. Эмоциональный настрой многих лирических стихотворений диктовался особым назначением поэзии, составлявшей, наряду с музыкой, из основополагающих элементов уклада жизни средневекового правителя. Публичное пение или декламация стихов были призваны придать традиционным празднествам и торжествам, а также текущим дворовым увеселениям (пирам, охотам, выездам на лоно приро¬ды, состязаниям и ристалищам). Задачи придворного поэта выходили далеко за пределы восхваления деяний владе¬тельного покровителя. Он не только превозносил, но и раз¬влекал и увещевал своего патрона. При дворе особенно высоко ценилось умение слагать остроумные экспромты и мудрые афоризмы. Таким образом, на придворного поэта была возложена своего рода «служба настроения»
(3. Н. Ворожейкина).

Поэтическое искусство, культивируемое при дворе, было неотделимо от основ традиционной иранской музыки, я многие поэты сочетали высокий словесный дар с мастер¬ством музыкальной импровизации, о чем они нередко заявляют в своих стихах. Упоминание классических ладов и названий инструментов придавало своеобразный музы¬кальный колорит лирической поэзии на фарси.
К концу обозреваемого периода в придворной поэзии, развивавшейся по пути постепенного усложнения, оформ¬ляется так называемый «украшенный» стиль, предпола¬гавший виртуозное владение техникой стиха, обильное применение поэтических фигур, филигранную отделку каж¬дого двустишия (бейта). Однако, добиваясь предельной изысканности формы, лирика профессиональных стихо¬творцев длительное время оставалась в кругу мотивов и сюжетов, строго ограниченных традицией, что в XII веке привело к специфической «герметизации» ее тематики. Охранительная роль традиции, ранее состоявшая преиму¬щественно в недопущении влияний извне, начинает видо¬изменяться и в определенной мере регулирует процесс расширения тематического арсенала придворной поэзии.
Сложность литературной ситуации, ее «переходность» остро ощущалась носителями этой традиции, что выраэилось в нарастании мотивов недовольства придворной карьерой в лирике таких маститых панегиристов, как Анвари и Хакани. Резкое осуждение ремесла наемного восхвалителя, прозвучавшее из уст поэтов-мистиков, при¬вело многих придворных стихотворцев к осознанию уни¬зительности и двусмысленности их положения в обществе. Именно в это время некоторые профессиональные лите¬раторы, одержимые идеей бескорыстного служения музе, обратились к поэзии суфийской, способной, по их мнению, указать человеку путь к самосовершенствованию, к про¬зрению сокровенной истины.
Напряженные духовные искания, которыми отмечена, поэзия XII века, в конце концов привели к сближению двух поэтических школ, развивавшихся параллельно при меценатствующих дворах и вне сферы их покровительства. В результате перед классической лирикой на фарси открылась дорога к новым вершинам совершенства, про¬стерся горизонт, на котором предстояло взойти звезде Саади и Хафиза.
М. Рейснер