Лекция - Русская проза 3-го тысячелетия (чит. Андрей Немзер ) 4ч

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Лекция - Русская проза 3-го тысячелетия
читает Андрей Немзер

4-я часть
Алексей Иванович Слаповский

Алексе́й Ива́нович Слаповский (род. 1957) — российский писатель, драматург и сценарист. Родился 29 июля 1957 года в селе Чкаловское Саратовской области.
В 2001 году переезжает в Москву, сотрудничает с телевидением и кино (сценарии сериалов «Остановка по требованию», «Пятый угол», «Участок» и др., фильма «Ирония судьбы. Продолжение» (в соавторстве), а также сценарии телефильмов по собственным романам «Я не я» и «Синдром Феникса».
Произведения Алексея Слаповского переведены на английский, венгерский, голландский, датский, немецкий, польский, сербохорватский, французский, финский, чешский, шведский и др. языки. Алексей Слаповский является членом Союза российских писателей, Союза театральных деятелей.

http://ru.wikipedia.org

Андрей Семёнович Немзер (10 июня 1957, Москва) — российский историк литературы и литературный критик, литературовед, обозреватель газеты «Время новостей», профессор Высшей школы экономики; автор многочисленных (свыше 1110) публикаций.

Масштаб присутствия в русской словесности Андрея Немзера можно понять, даже не читая его: редкая статья в журнальной и газетной периодике, где речь идет о современной литературе, обойдется без имени Немзера. Его феноменальная отзывчивость стала притчей во языцех и вызывает у кого неподдельное уважение, а у кого и раздражение. Павел Басинский, перенявший эстафету немзероедения от канувшего не то в Лету, не то в США Ефима Лямпорта, с переменным успехом подмечает мнимые и действительные изъяны не столько текстов, сколько самой литературной позиции Немзера. “Человек с ружьем” сформулировано и броско, и в чем-то справедливо.
Читая много лет Немзера, иногда думаю: Господи, да притихни хоть ненадолго, передохни. Но Немзер — это Немзер. Не потому, что пишет больше других или лучше всех, а потому, что почитает своим долгом не “выковыривать изюм певучестей” из текстов, хотя умеет и любит это делать.
Немзер скорее мальчик из классического рассказа Л. Пантелеева “Честное слово”. Раз присягнувши на верность русской литературе, он не бежит с поста, не передоверяет другому, редко ропщет на долю, а исполняет долг. У нас везде мало людей долга, очень мало, а у критиков для самореализации столько приятных и не слишком обременительных амплуа: сноб, циник, хулиган, пересмешник и т.д. Немзер выбрал себе самое обременительное — отвечать за все, как говорилось в старой хорошей повести Павла Нилина, что было при нас.
Сергей Боровиков

http://magazines.russ.ru/znamia/2005/5/bo21.html