Балет Сотворение мира - репортаж с А.Петровым в Кировском театре

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Балет "Сотворение мира" на музыку Андрея Петрова - один из самых известных спектаклей Касаткиной и Василёва. Он создавался в нелегкие для постановщиков времена - в конце шестидесятых годов, когда Касаткина и Василёв оказались в одном из "черных списков" министерства культуры как хореографы, чьи постановки театрам ставить не рекомендовалось. Этот факт закрыл для них двери Большого театра, где были прекращены репетиции их нового балета "Сотворение мира".
Несмотря на запреты Москвы, постановка была осуществлена в Ленинградском академическом театре оперы и балета им. Кирова (ныне Мариинском). Главную партию исполнял Михаил Барышников.
Впоследствии были осуществлены 62 постановки балета в разных странах мира. В разные годы в этом спектакле танцевали Екатерина Максимова, Станислав Исаев и Владимир Малахов. Последняя премьера состоялась в феврале 2004 года в театре Ballet Arlington в США.
Спектакль создавался по мотивам двух циклов рисунков известного французского художника Жана Эффеля - "Сотворение мира" и "Роман Адама и Евы" и основан на библейской истории Адама и Евы. Балет был экранизирован в 1982 году под названием "Адам и Ева".
«Сотворение мира». 1971 год. Перед ним 6 лет простоя. После «Ванина-Ванини» и «Геологов» опального Николая Каретникова, «Весны священной» эмигранта Игоря Стравинского, фраза Екатерины Алексеевны Фурцевой: «Я этих модернистов на порог Большого не пущу». В секретной книге Министерства культуры СССР появилась запись: «Балеты Н. Касаткиной и В. Василёва к постановке не рекомендовать». Екатерина Васильевна предлагала нам машину, квартиру, дачу, но на просьбу дать работу мы слышали твёрдое: «Нет!».
И вот нам предстоит войти в репетиционный зал прославленного Кировского Театра, куда доступ московским балетмейстерам был заказан. Мы оказались первыми. Страх сковал мышцы, парализовал мозг. Нас встретила Татьяна Вечеслова, знаменитая балерина-педагог, подруга Галины Улановой и сразу приветливо заговорила. Стала смешно показывать, как она в школе исполняла номер «Пингвин». И все страхи прошли. Это было счастливое время.
Судьбоносные встречи с Андреем Павловичем Петровым. В дальнейшем вместе с ним были созданы ещё две оперы и один балет. Сейчас готовятся ещё две работы.
И. Колпакова, Ю. Соловьёв, Н. Большакова, В. Гуляев, В. Панов, К. Федичева… мы работали весело, радостно, а после репетиций Михаил Барышников начинал гениально баловаться и из нами придуманных прыжков, делал что-то своё, невероятное. Многие движения, вошедшие в «Сотворение мира», Миша уже потом, в Америке, использовал в других балетах и сейчас многие мировые танцовщики их делают. Дошли они и до нашего театра «Классический балет». Ильгиз Галимуллин, когда мы показывали ему партию Адама, сказал: «Так это же прыжки Барышникова. Я их уже пробовал делать!».
После того как Миша Барышников остался на западе, приговор ЦК партии был: «Падение молодого Барышникова началось с „Сотворения мира"». Это послужило главным аргументом против нашего назначения руководителями в оперную и балетную труппы. И это несмотря на то, что незадолго до того с огромным успехом прошла опера Андрея Петрова «Пётр Первый» с нашими либретто и режиссурой. Работа была отмечена Государственной премией СССР, а также был назначен день нашего представления коллективу Кировского театра и нам предоставили возможность выбрать квартиру на Старом Невском.
Наталия Касаткина и Владимир Василёв

Надо признать, что им сказочно повезло. Партитуры их первых балетов — «Ванина Ванини» и «Геологи», написал Николай Каретников, ставший их близким другом. Лучшего путеводителя по всем сложным маршрутам современной музыки трудно было найти. И лучшего знатока классики, прежде всего — Баха. Сам представитель «новой волны» композиторов, талантливый и образованный музыкант, Каретников был тем, кого в старой России называли «светлой личностью» — от него и в самом деле исходил некоторый свет: свет надежды, свет новизны, свет веры. Он, конечно, многому научил Касаткину и Василёва — и в профессиональном, и в духовном плане. Его присутствие чувствуется даже и там, где музыку писал не он, а другой, тоже молодой, тоже талантливый (хоть и не столь радикально настроенный) композитор — Андрей Петров. Речь идет о «Сотворении мира» (1971), одном из самых популярных балетов семидесятых годов, поставленных в Мариинском театре. Трудно припомнить другой современный балет с подобным составом участников: Михаил Барышников, Юрий Соловьев, Валерий Панов, Галина Рагозина, Ирина Колпакова. И у каждого — блестящая партия, яркая роль; и у всех возможность показать себя в комедийном жанре и в современном тексте. «Сотворение мира» — тоже не случайное название и не случайная тема. Это метафора ситуации, в которой оказались они — и балетмейстеры, и артисты. Жизнь надо было творить заново, и они принялись ее сочинять, принялись обживать опустевшее пространство современной сцены. И сколько юношеской отваги, сколько решимости и сколько обаятельного легкомыслия было в них заключено! И какая надежда окрыляла их прыжки и полеты.
Таким было начало: «Сотворение мира», «Весна священная» — весна шестидесятников, весна надежд, весна ожиданий. Потом была долгая жизнь, нелегкая дорога. Все ли сбылось? Конечно же, нет, но зато сколько неожиданных удач, незапланированных открытий. Глядя сейчас на чуть постаревшее лицо Володи и нестареющее прекрасное Наташино лицо, думаешь вот о чем: все-таки балет оберегает человека. И все-таки балет сохраняет талант. В каком другом жанре можно напряженно работать более сорока лет, не растеряв ни молодости, ни души, ни священного дара? Мы ждем от Наталии Касаткиной и Владимира Василёва новых учеников и новых балетов.
Вадим Гаевский

http://dance-composition.ru