Лафонтен Ж - Волк, коза и козленок (басня)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
«Волк, Коза и Козленок».

Наполнить вымя молоком
Коза пошла за травкою в долину,
Замкнула наглухо свой дом
И строго приказала сыну:
«Чтоб избежать нам горестных потерь,
Пока не возвращусь я с поля,
Храни тебя Господь открыть на миг хоть дверь
Тем, кто не скажет нашего пароля,
Хотя б тебя и начали просить!
Пароль же будет: волчья сыть!»
Как раз во время разговора
Там проходил случайно Волк,
И речь Козы услышав, взял все в толк.
Коза, конечно, не видала вора.
Она ушла. А Волк уж тут как тут.
Переменивши голос, объявляет
Он: «волчья сыть», и ожидает,
Что дверь ему сейчас же отопрут.
Однако же Козленок осторожен
(Он знал, что здесь обман возможен),
И крикнул, посмотревши в щель:
«А лапка у тебя какая?
Просунь сюда... Коль белая, тогда я
Открою дверь, иначе — прочь отсель!»
Волк поражен донельзя. Повсеместно
Давным-давно известно,
Что белых лап у Волка не сыскать.
С чем Волк пришел, с тем обратился вспять.
Какую б горестную долю
Козленок бедный испытал,
Когда б поверил он паролю,
Который Волк случайно услыхал.

Предусмотрительность двойная
Нужна везде... Не вижу в ней вреда я!

Перевод В. Мазуркевича.

Басня вошла в сборник Эзоповых басен французского лирика Коррозе (1560-1568), а также в книгу басен Невеле (XVI в.) «Эзопическая мифология».

Поэтическое сравнение добра и зла на примере хищника и жертвы. Природа наделила животный мир наблюдательностью и осторожностью, чего не скажешь о представителях рода человеческого. Иногда попадаются такие «козлята», которые за свои глупости платят непомерно высокую цену. В этой басне автор наоборот выписывает образ беззащитного козленка, внявшего совету своей матери. Своей просьбой продемонстрировать лапу, он ошарашил волка, оставив его голодным, а себя целым. Мораль басни в следующем – осторожность и предусмотрительность не помешает в любом деле, особенно если оно касается Вашей собственной жизни.

ЛАФОНТЕН, Жан де (1621-1695). Французский поэт-баснописец.
Рассказы в стихах и небольшие поэмы Лафонтена сейчас почти забыты, хотя они полны остроумия и представляют собой образец классицистского жанра. На первый взгляд отсутствие в них моральной назидательности находится в явном противоречии с сутью жанра. Но при более вдумчивом анализе становится ясно, что многие из басен Эзопа, Федра, Невле и других авторов в переложении Лафонтена утеряли свой назидательный смысл, и мы понимаем, что за традиционной формой скрываются не вполне ортодоксальные суждения. Через сто лет после появления Басен Лафонтена Ж.-Ж.Руссо, уловив этот глубинный «имморализм», выступил против того, чтобы их читали дети, которым, впрочем, они никогда и не предназначались.
Басни Лафонтена замечательны своим разнообразием, ритмическим совершенством, умелым использованием архаизмов (возрождающих стиль средневекового Романа о Лисе), трезвым взглядом на мир и глубоким реализмом.

http://www.krugosvet.ru