Левертов В - Фернандо Магеллан (Е.Весник, И.Кваша, В.Смехов, В.Гафт, реж. Н.Киселёва, 1975)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
В. ЛЕВЕРТОВ

ФЕРНАНДО MAГЕЛЛАН

ИНСЦЕНИРОВКА

Действующие лица и исполнители:

От автора Е. Весник
Фернандо Магеллан И. Кваша
Пифагетта В. Смехов
Король Карл В. Степанов
Серрано Б. Иванов
Король Мануэль Л. Любецкий
Дуарто В. Невинный
Фалейро Ю. Колычев
Беатриса Н. Литвинова
Барбоса Г. Румянцев
Аранда В. Гафт В.
Альваро да Коста В. Португалов

Режиссер Н. Киселева

Эльдорадо... Волшебная Золотая страна! Сколько веков этой легенде? Наверное, она родилась в тот день 15 мая 1493 года, когда на берегу «старинной исламской гавани Палос высадился «адмирал Моря-Океана» (так тогда именовали Атлантику европейцы, убежденные, что дальше этого «Моря тьмы» уже ничего нет) генуэ¬зец Христофор Колумб, состоящий на службе у кас¬тильских королей. Вид у мореплавателя был далеко не адмиральский: позади столько опасностей, почти год, проведенный е безбрежных водах, бунты матросов, лишения, голод... Да и из трех быстрых, изящных каравелл, отправившихся через Атлантику а таинственную Индию, вернулась одна, изрядно потрепанная бурями. Когда Колумб представил свой отчет, поднялись не¬мыслимые суматошные сборы... Казалось, вся Испания готова была отправиться в неведомое. Что же такое было в его сообщении, почему целых два столетия после первого путешествия Колумба Европа — и прежде всего Испания и Португалия — была охвачена «золотой лихорадкой», унесшей столько жизней, перекроившей мир, изменившей все представления средневековья о земном шаре и его частях?
Кастильский мореход открыл новые земли! Что же это было? Люди терялись в догадках. Быть может, таинственные острова, внезапно всплывшие перед отчаявшимися матросами из глубин «Моря тьмы», «благословенные земли», на которых, как утверждал Колумб, «людей не счесть», и все, что вокруг, «золотое», — это легендарная Атлантида? Но мог ли ошибаться блаженный Августин, когда говорил о том, что на другой стороне Земли ничего нет? Так наша Земля и в самом деле круглая, а не стоит на четырех китах, как учили с незапамятных времен? И, наконец, не может быть, чтобы люди, столько времени спустя после сотворения мира, который и был сотворен для них сразу, так, что весь, словно на ладони, обозреваем, открыли еще какую-то, никому доселе не ведомую твердь?!
«Новым Светом» назвала Европа новооткрытую сушу. А сам открыватель так до конце жизни и был убежден в том, что «благословенные земли» — это части Индии. Он так и назвал их, а жителей, сбегавшихся посмотреть на пришельцев и охотно даривших или менявших бесценные золотые украшения, пряности и другие драгоценные для европейцев вещи на какие-нибудь безделушки из стекла, — «индейцами».
Итальянец Америго Веспуччи, понявший, что Колумб открыл целый материк (названный потом Америкой), тоже верил, что это все та же Индия, на поиски которой одна за другой отправлялись испанские и португальские флотилии... Верил даже после того, как Васко да Гама действительно нашел Индию! А уж испанские монархи и подавно, не желая уступать своим соперникам-португальцам, до середины XIX века называли в переписке и документах Америку «Западными Индиями»!
Но ведь дело не в названии, а в самом событии, в факте. Обойти азиатские страны и Египет, итальянских купцов-перекупщиков и добиться права из первых рук получать драгоценные товары — вот что было целью многочисленных и опасных экспедиций, которые милостиво дозволяли организовать монархи двух соперни¬чающих стран.
Фернандо Магеллану было всего тринадцать лет, когда Колумб произвел переворот в привычных представлениях о строении мира, о далеких, неведомых и сказочно богатых странах. На родине — в Португалии — фамилия его читалась по-другому, чем теперь в сотнях энциклопедий. И перед ней стояла аристократиче¬ская' приставка «де». Однако дворянство и рыцарство, военные заслуги, почетная хромота и несомненная доб¬лесть — ничто не помогло Магеллану убедить порту¬гальского короля Мануэля. А ведь испытанный завоеватель-мореход (вся его молодость прошла в сражениях) просил не так уж несбыточно много; к тому же, если бы ему удалось задуманное, Португалия смогла бы на равных участвовать в дележе сказочных богатств Индии и Америки.
Чего же хотел этот рыцарь-мореплаватель? Он представил на рассмотрение португальского, а затем и испанского короля проект очень несложный, основывающийся к тому же на старинных, веками перепроверенных картах… Его мечтой было отыскать как бы связующее звено между открытиями Колумба и да Гамы — между двумя Индиями! Он хотел пройти из Атланти¬ческого океана, который бог весть где кончался, в Южное море (Тихий океан)... Правда, как потом оказалось, (эта ошибка стоила жизни больше чем двум сотням матросов и самому Магеллану), древние и современные картографы напрасно считали западный путь короче, чем путь вокруг Африки. Да и «Южное море» оказалось гораздо больше, чем предполагалось.
Но Магелланом овладела его благородная мечта совершить первое в истории кругосветное путешествие, найти легендарный пролив, окончательно выяснить, име¬ет ли Земля форму шара... И он добился ее исполне¬ния! 20 сентября 1519 года небольшая (из 5 кораблей) флотилия под командованием «железного адмирала» вышла в плавание...
Это нам сейчас кажется таким простым. Кругосветные путешествия совершаются не только на самолетах, кораблях, поездах или автомашинах, но даже… на плотам и лодках. А тогда, больше четырех с половиной столетий назад, отправляясь в небывалое плавание, Магеллан рисковал не только своей жизнью... Он победил, даже от¬дав эту недолгую, трудную, честную жизнь. Он доказал, что не только страсть к наживе может руководить по¬ступками открывателя неизведанных земель. Подвиг Магеллана навсегда вошел в легендарную летопись великих географических открытий.
М. Бабаева