Салтыков - Щедрин М - История одного города (чит. М. Яншин)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
М. Е. САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН
(1826—1889)

ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА
ОРГАНЧИК
ГЛАВА ИЗ РОМАНА

Читает Михаил Яншин

Великий русский сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826—1889) не нуждается в рекомендациях. Имя его известно ныне каждому культурному человеку. Лучшие из его книг — «История одного города», «Господа Головлевы», «Сказки» и другие — изданы миллионными тиражами, их читают новые и новые поколения любителей художественной Литературы. Всю свою жизнь Щедрин страстно, самоотверженно проследовал зло, казня его беспощадной силой насмешки. В какие одежды ни рядилось бы злое и по¬рочное, сколь ни маскировало бы оно свое существо «звучными» фразами и «красивыми» жестами, писатель умел разглядеть его подлинное нутро и выставить на всеобщее обозрение. Злой саркастический смех сдергивал лживые оболочки с разного рода «помпадуров», «градоначальников» и «пенкоснимателей», и они пред¬ставали перед читателем в своем истинном, комическом виде. Читать и перечитывать Щедрина — наслаждение, ибо «это человек неистощимой веселости, блестящего остроумия, это величайший «забавник», мастер такого смеха, смеясь которым, человек становится мудрым» (А. В. Луначарский).
Народный артист СССР М. М. Яншин читает главу из «Истории одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина, которая называется «Органчик». Речь в ней идет о славной деятельности градоначальника Дементия Варламовича Брудастого, имевшего в голове вместо мозга некое устройство, способное воспроизводить всего две фразы: «раззорю-» и «не потерплю!» Это обстоятельство, впрочем, ничуть не помешало ему успешно выполнять свои градоначальнические функции и дер¬жать в трепете жителей подвластного ему города Глупова. Города, которого вы не найдете ни на одной географической карте. И не потому, что он слишком мал или переименован, а потому, что это город условный, иносказательный,олицетворяющий собой все самодержавное государство. «История одного города» была создана великим сатириком в 1869— 1870 гг., поначалу печаталась в журнале «Отечественные записки» и сразу же была с восторгом встречена передовыми людьми своего времени. Вскоре после выхода книги отдельным изданием, И. С. Тургенев, находившийся тогда в Лондоне, писал М. Е. Салтыкову-Щедрину: «... на днях получил Вашу «Историю одного города»... Душевно благодарю Вас за память обо мне и за великое удовольствие, которое доставила мне Ваша книга: прочел я ее немедленно... Под своей резко сатирической, иногда фантастической формой, своим злобным юмором на¬поминающей лучшие страницы Свифта, «История одного города» представляет самое правдивое воспроизведение одной из коренных сторон российской физиономии…»
Власть и народ, самодержавие и общество — вот та кардинальная проблема эпохи, которая была поставлена в новой сатире Щедрина со всей силой его необыкновенного таланта. Глуповская власть представлена в книге целой галереей градоначальников. С многообразием лиц, в разное время Глуповом правивших, сатирик знакомит читателя в главе, носящей название «Опись градоначальникам». Краткие характеристики перечисленных в ней правителей, поистине убийственны. Кто только ни распоряжался судьбами глуповцев! И Амадей Мануйлович Клементий, вывезенный из Италии Бироном «за искусную стряпню макарон» и произведенный в надлежащий чин; и Ламорокакис «беглый грек, без имени и отчества и даже без чина, пойманный графом Кирилою Разумовским в Нежине, на базаре»; и Петр Петрович Фердыщенко — бывший денщик князя Потемкина; и Онуфрий Иванович Негодяев — бывший гатчинский истопник». Современная Щедрину критика упрекала сатирика в искажении жизни, карикатурности изображений, небывальщине. Отвечая на эти упреки, писатель, заявлял: «...на самом деле небывальщина гораздо чаще встречается в действительности, нежели в литературе. Литературе слишком присуще чувство меры и приличия, чтоб она могла взять на себя задачу с точ¬ностью воспроизвести карикатуру действительности... Исказители! Карикатуристы! возглашают близорукие люди. Но пускай же они укажут пределы глупого и пошлого, до которых не доходила бы действительность, пусть хоть раз в жизни сумеют понять и оценить то, что на каждом шагу слышит их ухо и видит их взор!»
Сопоставления многих страниц «Истории одного города» с реальными фактами действительности лишний раз подтверждает справедливость приведенных слов. И все же есть в этой книге Щедрина немало та¬кого, что носит откровенно фантастический характер. Градоначальник с «органчиком» вместо мозга в голове... Градоначальник с фаршированной головой... Оловянные солдатики, наливающиеся кровью и остервенело ломающие избы... Здесь сатирическое преувеличение уже переходит все рамки жизненного правдо¬подобия. Зачем же нужны писателю эти и другие аналогичные им образы? Как понимать вся те «несообразности», которые встречаются в книге? Щедрин предвидел возможность таких вопросов и спешил разъяснить читателю смысл своего обращения к фантастике. «... История города Глупова прежде всего представляет собой мир чудес, отвергать который можно лишь тогда, когда отвергается существо¬вание чудес вообще.,,» — писал сатирик и добавлял: «Бывают чудеса, в которых, по внимательном рассмотрении, можно подметить довольно яркое реальное основания». В книге Щедрина вся «чудеса носят именно такой характер. Сколь бы не были фантастичны те или иные фигуры, поступки, детали, в основе их всегда лежат определенные жизненные явления. Писатель обра¬щается к гротеску для того, чтобы до конца обнажить сущность этих явлений, наглядно продемонстрировать их подлинный смысл. Так, образом градоначальника в главе «Органчик» сатирик показывает: для того, чтобы править городом Глуповом, вовсе не обязательно иметь голову; для этого вполне достаточно обладать простейшим механизмом, способным воспроизводить всего две фразы — «раз-орю!» и «не потерплю!» Дементий Варламович Брудастый представляет собой как простым механизмом, способным воспроизводить всего случайного, постороннего. При помощи гротеска сатирик делает предельно наглядным то, что свойственно всем вообще градоначальникам, независимо от их личных склонностей, характера, темперамента, убеж¬дений и т. п. С фигурами градоначальников сопоставлен в «Исто¬рии одного города» сатирический образ глуповцев, который олицетворяет собой самые различные слои общества. Как же ведут себя глуловцы под игом самовластия? Какие свойства свои проявляют?
Основные качества глуповцев —неиссякаемое терпение и слепая вера в начальство. Сколько ни бедствуют они, сколь ни измываются над ними градоначальники, а глуповцы все продолжают надеяться и восхвалять, восхвалять и надеяться. Появление каждого нового градоначальника они встречают ликованием: еще не видя в глаза вновь назначенного правителя, уже называют его «красавчиком» и «умницей», поздравляют друг друга и оглашают воздух восторженными восклицаниями. Обрушивающиеся же на них несчастья воспринимают как нечто должное и о про¬тесте не помышляют. «Мы люди привышные! — го¬ворят они. — Мы претерпеть могим. Ежели нас теперича всех в кучу сложить и с четырех концов запа¬лить — мы и тогда противного слова не молвимI» Писатель не закрывал глаза на реальное положение вещей, не преувеличивал степени народного са¬мосознания. Он рисовал массы такими, какими они и были на самом деле. «История одного города» — сатира не только на самовластных правителей, но и на покорность, долготерпение народа. Даже когда органчик в голове у брудастого испор¬тился, и из раскрытого рта его не выходило ничего, «кроме шипения и какого-то бессмысленного звука», глуповцы «остались верными начальстволюбию и только слегка позволили себе пособолезновать и попенять на своего более чем странного градоначальника».
Найденная Щедриным гротесковая ситуация позволила писателю в особо обостренной форме поставить пьесу о пассивности широких масс, покорно вынашивающих на своих плечах различного рода градоначальников, не подвергнуть критике неиссякаемое начальство глуповцев, их готовность рьяно выполнять любое предписания начальства. их готовность. Столкнув глуповцев с Дементием Варламович Брудастым, на плечах которого вместо головы покоилась пустая посудина, сатирик тем самым наглядно показал —до каких поистине геркулесовых столпов может доййти народ, слепо верующий в своего самовластного правителя, подчиняющийся ему бездумно и безусловно.
Д. Николаев