Распутин В - Василий и Василиса (чит. М. Ульянов и Т. Макарова) 1979г

 

Валентин Распутин

ВАСИЛИЙ И ВАСИЛИСА
рассказ
МИХАИЛ УЛЬЯНОВ И ТАМАРА МАКАРОВА

Звукорежиссеры: Р. Смирнова, Ф. Узбекова Режиссер Э. Верник.
Редактор С. Давлекамова
Художник Л. Тройский

Рассказ Валентина Распутина «Василий и Василиса» был напечатан в 1967 году. Он определил ценность небольшого сборника, вышедшего в Красноярске. В нем Распутин выступил уже зрелым, сложившимся писателем. И даже в сравнении с более поздними, принесшими ему славу, произведениями «Василий и Василиса» ни в чем не проигрывает. По сути дела, это первый «настоящий» распутинский рассказ. От его героини пошли знаменитые женские образы писателя.
Позднее в повести «Живи и помни» появится фраза: «В обычае русской бабы устраивать свою жизнь лишь однажды и терпеть все, что ей выпадет». Василисе выпало самое страшное — добровольное одиночество, ожесточенно и с болью отстаиваемое на протяжении десятков лет. Непоправимо жестока эта кара за давний, неразумный проступок мужа и для нее, и для отца ее детей. Сурово и напряженно рассказана Распутиным простая история, смысл которой раскрывается в потаен¬ных пластах повествования, в сложных отношениях людей, переживающих мучительную драму разъединенности. Человек страшной ценой платит за каждый свой шаг, самому себе выносит моральный приговор, если отступил от человеческих норм. Эту авторскую мысль психологически точно воплощают в чтении исполнители — народные артисты СССР Тамара Макарова и Михаил Ульянов.
Признание, глубокое и прочное, понимание и читательская любовь пришли к Валентину Распутину с появлением повести «Деньги для Марии» и особенно «Последнего срока» — произведения «старинного русского повествовательного жанра», как определяет сам писатель. Последующие повести «Живи и помни» и «Прощание с Матёрой» также сразу были воспри¬няты «крупным планом». О Распутине говорят, пишут, спорят. Его сочинения, в том числе и большие рассказы «Рудольфио», «Встреча» или «Уроки французского», переводятся на многие иностранные языки, становятся основой театральных спектаклей и фильмов. Повесть «Живи и помни» была удостоена Государственной премии. О творчестве писателя написано множество статей и критическая монография.
Серьезность тем, зрелость человеческого и писательского облика, своеобразное совершенство художественной формы позволили поставить имя автора немногих произведений, по преимуществу «деревенских» по жизненному материалу, ря¬дом с именами таких мастеров, как В. Белов, В. Астафьев, Ф. Абрамов, В. Быков, В. Васильев.
Валентин Распутин не был участником Великой Отечественной войны (с войной совпали годы его раннего детства), хотя, когда он обращается к военной теме (в «Живи и помни», на¬пример), эта тема несет отчетливый отпечаток его личной при частности к событиям. Равнодушное описательство,парадность и приблизительность вообще чужды творческой манере Распутина. Да и к «деревенской» его философскую, тонко психологическую, талантливую прозу отнесли поначалу «в спешке» перепутав материал художественного осмысления с самим содержанием произведений, с их столь трудно поддающимся анализу смысловому.
Стремительный, яркий рост писателя как-то внезапно сделал его одного из центральных фигур в современной советской литературе. Удивительно, что каждое выступление в прессе этого угрюмого, не любящего деклараций человека, коренного сибиряка, встречается с таким интересом, с таким вниманием. Он из числа художников несуетных, признающих собственный суд над собой и своими героями наиболее строгой форме, стремящихся, коли уж пришлось высказаться ему о своём творчестве (что, надо сказать случается с Распутиным очень нечасто), быть искренним в каждой фразе, в каждом слове.
Проза Распутина, которой присуща прозрачная ясность стиля и поразительная гармоничность, берущая начало в истоках чисто народного мировосприятия, истинно русская, по-крестьянски обстоятельная и подробная, — в том, что касается результата, окончательного вывода, обращена к самому сердцу читателя.
Его рассказы и повести заставляют нас напряженно размышлять, ища вместе с героями и автором ответов на сложнейшие вопросы бытия. Это вопросы совести, вопросы долга перед собой, перед своим народом и родной землей.
Часто Распутин резко сталкивает проявления чуткости и бездушия, абсолютного, вплоть до отдачи последнего, желания немедленно помочь попавшему в беду и отнюдь не близкому человеку — с подлым осторожничаньем, расчетливым выжиданием, равносильным предательству. Это с гневом и осуждением описано в «Последнем сроке» и в «Деньгах для Марии», читая которые, мы ощущаем буквально физически охватившие автора горькие чувства, сердечную боль, отвращение до гадливости. Они, эти чувства, рождены гражданским темпераментом. Их пафос далек от разглагольствований о том, что, дескать, морально и этично, а что — нет. Перед нами живые люди во всей пестроте и непредсказуемости характеров и сумятице чувств в самые катастрофичные, требующие немедленного решения моменты жизни.
Характеры эти, высвеченные на крутых изломах судеб человеческих и народных, крупно взятые в исключительных об¬стоятельствах, раскрыты не только с поразительным, почти классическим мастерством, но и с отчетливым авторским отношением. Мы слышим взволнованный, с напряжением сдер¬живаемый в минуты отчаяния, боли, гнева голос повествовате¬ля, иногда кажущийся едва ли не бесстрастным в описаниях, размышлениях, выводах. Но эта «бесстрастность» многого стоит. Она дороже взвинченных деклараций и отчаянных стонов…
Да, Валентин Распутин берет жестокие ситуации. В основе самых светлых его произведений (рассказы «Встреча», «Рудольфио», «Уроки французского»), которые даже невниматель¬ному взгляду, скользящему по строчкам, не покажутся идиллическими, хотя речь в них идет о чувствах добрых и святых: о первой любви, например, или о всепоглощающей жалости молодой учительницы к изголодавшемуся мальчишке (образ автобиографический), — опять-таки суровая правда о жесто¬кости жизни, разрушающей мечты, иллюзии, надежды.
Трагичны его повести. Сюжет «Последнего срока» — смерть прекрасного старого человека, вырастившего с великими тру¬дами пятерых детей, которые, как выяснилось, каждый на свой лад бессердечны и своекорыстны. В «Живи и помни» гибнет безвинная, чистая и самоотверженная Настёна, ценой своей жизни пытавшаяся замолить отступничество мужа-дезертира. В «Деньгах для Марии» слепая случайность обрекает на страдания преданных друг другу героев и их четверых ребятишек. А в «Прощании с Матёрой» деревня замирает накануне за¬топления — и вся ее долгая история, вся красота древней природы, души людей, не знающих места на земле прекраснее родного, тоже как бы томятся в предсмертной истоме...
Под стать катастрофичности исходной фабулы, писатель беспощадно точен и художественно убедителен в показе душевного распада отступников от естественнейших человеческих норм. Такова его повесть «Живи и помни» удостоенная Государственной премии СССР (1977 г.), главный герой, озверевший от одиночества дезертир Андрей Гуськов. Пожалуй, точнее всех определил ее художественное значение писатель Виктор Астафьев, в юности прошедший дорогами войны.
«Живи и помни» — этот завет жив для всех героев Распутина, для него самого и для его читателей.

М. Бабаева